Причастность кино к языку.

Причастность кино к языкуОтсюда исследователь заключает, что кино есть речь без языка, принадлежность которой к искусству делает ее образной, поэтической. Кино начинается там, где обычный язык заканчивается: на фразе — максимальной единице лингвиста и минимальной единице кинорежиссера.

В равной мере действие собственно лингвистических законов заканчивается там, где начинается кинорассказ, где ничто больше не является обязательным, где построение становится свободным. План в фильме сравним не со словом, а с большим высказыванием, включающим не одну, а несколько фраз. В этом смысле кино ближе к литературе, чем к языку. Чтобы что-то сказать, режиссер, конечно, должен пользоваться языком.

Однако его нет в готовом виде. Поэтому говорить на языке — это просто использовать его, а говорить на кинематографическом языке — это в значительной мере заново изобретать его.

Существенные расхождения между кино и языком вовсе не означают, как полагает Метц, что изучение кино не может иметь лингвистического измерения. Просто к использованию лингвистики следует подходить критически и с большой осторожностью. В частности, нельзя механически переносить в сферу кино чисто лингвистические понятия фонемы, монемы и двойной артикуляции. Существенного пересмотра требует также понятие знака. Напротив, понятия метафоры и метонимии, кода и сообщения, системы и текста, выражения и содержания могут получить широкое использование.

Соответствующие коррективы Метц вносит также в понимание кинематографического языка. Хотя в значительной мере он имеет метафорический, а не действительный смысл, Метц — не без колебаний — считает возможным сохранить его.


No Comments Yet.

Leave a comment

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]